СТОП, КОРОНАВИРУС!

СТОП, КОРОНАВИРУС!

Стенограмма прямого эфира Главы Бурятии Алексея Цыденова


Глава Бурятии Алексей Цыденов в прямом эфире студии «Объясняем.РФ» отвечает на актуальные вопросы: как на республику повлияли санкции? Сохраняются ли планы по строительству школ, детсадов, больниц и дорог? Какая помощь и поддержка оказывается предприятиям и семьям?


САНКЦИИ

Алексей Цыденов: Мы постоянно живем в режиме каких-то санкций. Причем не только Россия, а еще и Советский Союз жил под режимом санкций. Пресловутая поправка Джексона-Вэника, которая с 70-х годов действовала вообще до 2012 года. Ограничения, которые накладывались на нашу Россию - всеми возможными способами торговые ограничения – это и таможенными пошлинами, и импортными квотами, нормами технического регулирования и так далее. То есть мы под санкциями живем постоянно. Мы – страна, которая давно и, скажем так, честным образом пытаемся выйти на международные рынки на равных условиях со всеми и торговать со всем миром, иметь экономические взаимоотношения со всем миром на равных, но нам никогда этого не давали. Я много раз об этом уже говорил. Потому у нас Россия пыталась вступить во Всемирную торговую организацию.

Мы страна, которая дольше всех- мы 18 лет вступали в ВТО, страна которая дольше всех вступала в ВТО – Всемирную торговую организацию именно для того, чтобы иметь равные со всем миром условия для торговли, чтобы нас не зажимали, не ограничивали, не накладывали разные препоны, и чтобы мы могли планомерно развиваться. Нам санкции давали всегда. С 2014 года это просто перешло из разряда кулуарных в виде, повторюсь, пошлин, квот, норм всяких – в прямую: «Из России не брать то или не поставлять в Россию другое». И все. Просто эта политика продолжилась и безусловно стала более жёстче, более откровеннее, циничнее, но ничего нового мы не увидели, и мы понимали, что да, без решения о проведении специальной военной операции эти санкции в том или ином виде были бы введены, но просто чуть –чуть растянуто по времени, не все сразу, а потихоньку. Потому что даже если брать с 2014 года, то нам вводили санкции ежемесячно и, в принципе, практически ежедневно какие-то новые добавлялись. Про них просто уже даже в новостях не говорили, это было таким фоном определенным. Поэтому те санкции, которые сейчас вводят, конечно, они какое-то влияние имеют, но у нас экономика достаточно быстро адаптируется. И вы видели, насколько там изначально скакнул курс доллара, евро, а потом сейчас все это отыграло назад, аж в определенные дни было ниже, чем вообще в начале этого года. Поэтому у нас такая, скажем, устойчивость экономики.

Меры, которые принимаются на уровне Правительства, те меры поддержки, которые по решению Президента вводятся, они безусловно стабилизируют ситуацию. У нас был ажиотажный спрос на те же продукты питания, на основные позиции. Сейчас все уже успокоились о том, что на самом деле ничто никуда не делось, с полок ничто не пропало, все на месте. Сей час у оптовиков пошла цена вниз, ну и следующим шагом после оптовиков розница должна тоже отыграть. Поэтому по санкциям у нас достаточно устойчивая ситуация. Совсем бесследно они не пройдут, все равно мы понимаем, что где-то кого- то они будут касаться, но нашу республику, если брать Бурятию, то нам в этом плане проще, потому что мы на востоке страны. И все рынки все равно сейчас ориентированы на восток. И, в связи с тем, что мы на востоке, нам проще, мы итак на Европу не так много поставляли чего-либо. Наша основная продукция шла на страны юго-восточной Азии, и мы так и продолжаем туда ориентироваться, поэтому здесь нам в этом плане проще. Таких прямых последствий санкций на сегодня у нас пока нет, у нас все работает и предприятия работают. Каких-то закрывшихся предприятий или предприятий, которые начинают приостанавливать свои действия из-за санкций, нет.

У нас есть предприятия, на которых экономическая ситуация достаточно сложная, например, «Молоко Бурятии», но эта ситуация никак не связана ни со специальной военной операцией, ни с санкциями, то есть это такое накопившееся или тянущийся судебный процесс, который уже там два года тянется, то есть это не санкционные вещи. Поэтому именно от санкций пока у нас каких-либо последствий нет, и мы понимаем, что для нашей республики они будут минимальны.

Ведущий: Но, если анализировать все ж-таки можно предугадать, какие могут быть (санкции)? Допустим те же самые предприятия, поставка комплектующих, сырья?

Алексей Цыденов: Так или иначе, все равно в большей или меньшей степени большинство крупных предприятия – это затрагивает. Где-то запчасти на технику, где-то запчасти, комплектующие к производственному оборудованию, станкам режущим, токарным и прочим, где-то это расходные материалы, где-то химия, которая идет в технологический процесс и так далее, но мы же в режиме санкций живем давно, привыкли адаптироваться. То есть у нас вот тоже нефтегазовое оборудование был полный запрет на ввоз еще с 2014 года, мы сориентировались с западных стран на юго-восточные страны, тот же Китай. Поэтому будем так же переключаться.

Я повторюсь: мы понимаем, что какая-то часть предприятий в большей –меньшей мере столкнется (с санкциями), и сейчас есть инерция, но такого прямо критичного о том, что вот всё, встали – такого мы не видим. То есть все равно мир достаточно гибок, Европа не единственная в мире, то же и США. Но с США мы итак практически не работаем, а мир более широк, и на сегодня тот же Китай, практически производит все, что хочешь. Тем более у нас сейчас законодательно разрешен параллельный импорт, и это дает возможность поставлять запчасти из других стран. Не только запчасти, но и прочую продукцию. Что такое параллельный импорт? Про него сейчас много говорят. Без условий параллельного импорта в рамках стандартных законодательных процедур у нас поставки идут от прямого производителя. Есть иностранный производитель, и либо у него покупаем на Россию, либо у того дилера, который имеет продавать на Россию. И, грубо говоря, купить эту же продукцию в соседней стране, мы не покупали, мы действовали напрямую с производителем. Сейчас параллельный импорт – это значит, что можно купить продукцию не только напрямую у производителя или у уполномоченного им дилера, но и просто, если эта продукция продается в других странах другими дилерами, другими торговыми сетями или сетями распространения, то можно купить и там тоже. То есть это тот самый параллельный импорт, который мы сейчас узаконили и им можно пользоваться. Поэтому это тоже решает нам определенную проблему. Ну а так пока у нас все нормально.

ЭКОНОМИКА

Ведущий: Ну тем не менее, раньше был оперштаб по коронавирусу, сейчас – оперштаб по экономике проходит, и там оперативно решаются какие-то вопросы. Все ж-таки есть такие какие-то моменты. Я просто, как пример могу привести, помню, одно из первых было, как раз вы уже затрагивали эту тему – ценообразование, сдерживание цен на хлеб. Именно же ведь на этих оперштабах принимались эти решения?

Алексей Цыденов: Штаб у нас по экономике создан для принятия как раз вот именно оперативных решений. Все равно мы мониторим ситуацию, все равно мы не расслабляемся, то есть мы не позволяем себе самоуспокоение какое-то, у нас штаб проходит регулярно, есть президиум штаба, который коллективные решения принимает, есть более широкий состав, есть вообще расширенный состав штаба в зависимости от того, какие вопросы рассматриваются. И на этом штабе мы принимали решение по мерам поддержки малого и среднего бизнеса, там прошла капитализация нашего гарантийного фонда, фонда поддержки промышленности, у нас решения там по увеличению денег на поддержку сельского хозяйства, тема по сдерживанию цен на хлеб - по субсидированию производителей хлеба, тема кур-несушек в республике - это все решения со штаба. Но и в целом мы со штабом рассматриваем все вопросы и все отрасли: отрасль производства, отрасль строительства, малое и среднее предпринимательство для того, чтобы понимать, какие есть проблемы, какие решения нужно принимать. Сейчас нужно отдать должное о том, что на уровне Президента, на уровне Правительства решения принимаются просто мгновенно. Все законы в течение недели проходят, не то что уж там какие-то акты, Дума работает, Совет Федерации, и количество мер поддержки, тот антикризисный план, который приняло Правительство, он, во-первых, реализуется, в днях считается любое решение, прохождение нормативных документов, ну и сам масштаб решений. У нас та же ипотека, даже не то что ипотека, я прямо отдельно хочу на это обратить внимание, что все ипотечные программы, «дальневосточную» Президент сохранил и продлил, то есть «дальневосточная ипотека» - 2% годовых – пожалуйста, работает, сельхозипотека – 3% годовых - пожалуйста, работает. Причем по «дальневосточной ипотеке» я бы хотел отдельно подчеркнуть, что есть условия, когда человек может взять кредит-ипотеку вообще под 0,1% годовых. То есть, если у человека зарплатный продукт, то есть карточка Сбербанка, и он на эту карточку получает зарплату, и предприятие, в котором он работает обслуживает зарплатный проект в Сбербанке, то можно ипотеку взять под 0,1 % годовых. Вообще – это деньги даром по сути.

И в других банках такие же условия есть. Если сопутствующие проекты в банках заведены, то человек может взять на еще более льготных условиях. Это поддержка нашему строительному бизнесу и людям, чтобы улучшить свои жилищные условия, купить жилье. И эти проценты сохраняются вне зависимости от того, что происходит. Даже те люди, которые взяли ипотеку в прошлом году, но льготную, несмотря на эти изменения, скачки учетной ставки Центробанка – до 20% поднималась, сейчас спустилась, кажется, до 17%, и тенденция на снижение есть, то все равно было гарантировано о том, что все льготные программы продолжаются. Никому, кто взял ипотеку по льготной ставке, ставки не пересматривались банками. Это одно из ключевых условий такой стабильности, надежности и устойчивость всей экономики. Поэтому возможность ипотечных программ, возможность продолжения строительства это и поддержка всей экономики в целом. Поскольку строительная отрасль сама по себе – это мегагенератор спроса. Это и строительные материалы: кирпич, песок, металл, это отделочные материалы. То есть работает очень много предприятий, все задействованы. Поэтому ипотечные программы сами по себе очень важные.

Плюс продолжается реализация всех наших проектов, которые мы изначально начинали. То есть дороги как мы строим, так и строим. А вообще нам еще добавляют в этом году денег на строительство дорог. Третий мост строим предусмотренными темпами. У нас школы строятся: план строительства еще 17 школ. Также и объекты здравоохранения продолжают строиться. То есть те программы, которые включены в нацпроекты, и те, реализацию которых мы начинали, они все продолжают реализовываться. И в этом у нас есть: а) уверенность; б) мы понимаем то, что самореализация проектов создает рабочие места для людей, и доходы, и спрос на все сопутствующие товары. И это тоже влияет на стабильность, устойчивость, чтобы у нас все хорошо было в экономике.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЕ САМООБЕСПЕЧЕНИЕ

Ведущий: Прошедшие два года мы готовились и были готовы к ограничениям по коронавирусу, но тем не менее сейчас он отступил, ослабил свою позицию, люди вздохнули полной грудь. И опять такие санкции. Я хочу задать вопрос по продовольственной безопасности. Не нужно ли нам создавать как это было в Советском Союзе какие-то приусадебные участки в школах и вузах, как это было раньше. Нам хватит вообще овощей тех же самых, которые мы здесь в республике производим, нужно ли увеличивать это количество. Или как работали, так и работаем, и этого будет достаточно?

Алексей Цыденов: У нас производство овощей для собственного потребления никогда не было достаточно. В любой период. Из-за климата и сельхоз площадей. Порядка 60% - это самообеспечение, остальное все завозное. И здесь был достаточно большой импорт из Китая, тоже это сказывается на цене. Поэтому увеличение объёмов производства той же овощной продукции у нас в республике – это актуальная тема. И мы этим занимаемся. Мы подвяжем наших сельхозтоваропроизводителей. Порядка 900 млн в целом субсидии в этом году по линии сельского хозяйства. И задача не только произвести, но и сохранить поскольку часть продукции, что у нас производится, она вывозится, в другие регионы, потому что нет мощностей по хранению. Есть проекты по строению овощехранилища. Безусловно, само производство овощей надо увеличивать. У нас есть тепличные проекты – пресловутые Гусиноозерские теплицы, которые много лет на устах, но пока так и не реализовались. Но этот проект не останавливается, продолжает реализовываться, есть уже решение Внешэконом банка по поддержке этого проекта. Поэтому мы ожидаем, что все строительные работы в этом году в активную фазу перейдут, и мы в следующем году уже получим овощи. Поэтому тема делать у каждой школы свой приусадебный участок, у каждого предприятия, вопрос не стоит. Но в марте месяце, когда большая неопределённость была, мы приняли решение поддержать людей для того, чтобы у личного подсобного хозяйства было больше возможностей что-то сделать. И помочь людям с семенным фондом, и проект по 10 тыс. кур-несушек. Но мы сейчас понимаем, что 10 тыс. мало, у нас заявка на более 50 тыс. поступило. Сейчас посмотрим, может будет решение по увеличению. Посмотрим, как пойдёт.

Вопрос о том, чтобы люди больше произвели у себя на приусадебных участках, наверное, он правильный, на всякий случай. Поэтому мы решили его поддержать, простимулировать. Глав районов ориентируем на то, чтобы работали. Это на всякий случай, подушка безопасности. Но пока я говорю, что у нас в сельском хозяйстве все достаточно устойчиво. Если брать большое сельское хозяйство, то мы в прошлом году побили вообще исторический рекорд республики по урожайности зерновых. В 1988 году у нас было в среднем 18 центнеров с га, а в прошлом году мы собрали 19 центнеров. Это в среднем. У нас есть хозяйства, где больше 30 га. Это исторический рекорд для Республики Бурятия. Смотрим сейчас, что происходит. Погода нам благоволит пока. Надеемся, что достаточный по влаге будет год. Главное, чтобы не излишне, чтобы нам с наводнениями не бороться. Но для сельского хозяйства пока все условия предварительно более-менее позитивные. Так что мы достаточно уверенно смотрим в самообеспечение и стимулируем людей, для этого поддерживаем личное подсобное хозяйство.

ГУМПОМОЩЬ

Ведущий: Мы уже затронули тему спецоперации. Знаю, что Вы были в госпитале и встречались в нашими военными. Расскажите, какую помощь республика оказывает нашим ребятам и, конечно же, семьям, которые остались у нас здесь.

Алексей Цыденов: Помощь различная, по разным направлениям. Где-то это и тем, кто сейчас находится непосредственно на передовой. Мы это не афишировали, если честно. Самопиаром не занимались. Но мы помогаем и спортивной одеждой, кроссовками и другими вещами, то, что не входит в обеспечение по линии министерства обороны. Это вещи для комфорта, не только, чтобы была военная форма. Запас одежды лишним не будет. Это значительные объемы, на самом деле. Плюс я бы хотел отметить, отдельно подчеркнуть: у нас очень активные люди сами по себе. У нас практически в каждом районе есть сообщества, которые сами по себе что-то складываются, покупают, отправляют туда. Сами кто-то едут туда буузами накормить ребят наших. Наше бурятское отделение «Жены России» тоже сами что-то собирают, поселения складываются. У нас люди самоорганизуются очень активно. Повторюсь, мы это как-то не афишируем, не пиаримся, потому что это помощь. Это не для публичных акций. Эта помощь идет. У нас в школах прошла акция «Письмо солдату», наши дети писали письма солдатам, просто безадресно, не конкретно, а просто письмо солдату. Эти письма доходили до наших ребят. Очень теплые отзывы и приятно получить весточку из дома. Просто из родного села какая-то девочка написала о том, что «мы за тебя болеем, переживаем, мы в тебя верим, ждем, надеемся и любим». И ребятам конечно от этого легче, они с более легкой душой дальше решают все поставленные задачи. Вот поэтому у нас и люди помогают, и республика сама помогает. То, что касается ребят, которые в госпитале были, вот тоже был, общался у ребят такой настрой хороший. Сейчас вот уже сюда приезжают в госпитали, которые у нас здесь размещены тоже на лечении. И, безусловно, такая сплоченность жителей республики она важна, ценна, такая поддержка, безусловно, нашим ребятам требуется. Но я бы хотел сказать еще о том, что совсем недавно именно с целью поддержки к нашим ребятам на передовой ездила большая группа артистов. Илья, вы тоже ездили, вот вы сами скажите, какие вот у вас впечатления, эмоции?

Ведущий Илья Кошлюнов: Ну, во-первых, конечно, не знаю так, эмоций очень много, и они разные. Потому что мы в разных местах были, с разными ребятами разговаривали и там, где наши ребята служат также мы заезжали и на Донбасс, на 2 группы разделились. Конечно, первое, что в голову приходит – это возможность была пообщаться с местными жителями. Конечно там ситуация сложная, особенно вот где были в Донецке. Там буквально рядом, «линия фронта» скажем так проходила и вот эти ежедневные там взрывы, стрельбы – это слышно. Но местные жители – они уже к этому привыкли. И они ждут единственного – когда все это конечно же закончится. И с помощью нашей страны, с помощью поддержки, особенно вот когда артисты приехали, тем более что разнообразные артисты были, познакомили с культурой республики. Они сказали, огромное спасибо, они прямо со слезами на глазах это говорили, и теперь зовут еще раз Алексей Самбуевич. Но только когда у нас будет мир, приезжайте к нам большим составом, для того чтобы мы уже смогли еще раз увидеть эти номера и еще какие-то новые. Ну конечно сложно там. И те, кто остаются там, и мирные жители, ополченцы, и наши ребята, которые там. Конечно им можно только пожелать мужества и еще раз мужества.

Алексей Цыденов: Чтобы все вернулись домой живыми. Вот вы говорили там стреляли. Я там был в 15-м году и видел, что там тогда происходило в 15-м году и до этого были все эти разрушения, все взрывы, обстрелы, и, то есть это идет там постоянно. И с 14-го года идет, уже 8 лет шло. И, безусловно, это надо было останавливать. Потому что это перекинулось бы на территорию уже нашей страны. Мы тоже понимаем, что, если бы Украина, как они планировали, начать наступление и захватить Донецк, Луганск. Если бы они захватили Донец, Луганск, там началась бы та же резня, что была в Одессе. Вот когда они там своих собственных граждан не жалеют. То, что сейчас события показывают на самом деле. И если бы мы, из вариантов – первое – не защитить Донецк, Луганск мы не могли. Ну как, там люди нормальные, в принципе, мы там с ними один народ. Ну даже допустим мы вот, там вдруг оказались такими нехорошими и не защитили бы их, то эти нацисты, они взяли бы Донецк, Луганск там бы устроили резню и потом воодушевлённые точно так же пошли бы на Крым. То есть вариант военного конфликта по сути был уже неизбежен. Нас поставили в ту ситуацию, когда по сути другого выбора то не было. И здесь правильно президент принял решение о том, чтобы на упреждение сработать. Не так чтобы потом из Донецка, из Луганска там «выбивать» этих неонацистов всяких, не допустить вообще захвата ну и, в целом, то, что сейчас происходит, показывает, что люди то к этому готовились. То есть там была такая многолетняя «прокачка мозгов», военная подготовка, накачка оружием, соответствующая психологическая обработка людей и все даже хуже, чем нам казалось изначально. Поэтому нужно сейчас все доводить до конца и обеспечить безопасность и Долнецка, Луганска, и вообще площадь нашей страны, потом уже в такую долгосрочную перспективу.

РАССЕЛЕНИЕ ИЗ АВАРИЙНОГО ЖИЛЬЯ

Ведущий: Алексей Самбуевич, я предлагаю перейти к вопросам, которые к нам присылают пользователи интернет. Первый вопрос Эрдэм Забанов задает: «Добрый день, Алексей Самбуевич, как повлияют санкции на реализацию программы по расселению из аварийного жилья. В частности, интересует дом по адресу Гусиноозерск, Ключевская 1а-14.

Алексей Цыденов: Конкретно по этому адресу я сейчас не отвечу. Программа по расселению аварийного жилья работает в полном объеме. Более того, ее дополнительно профинансировали, потому что есть объективное удорожание. То есть у нас добавляют деньги даже на компенсацию удорожания. И разрешили деньги предусмотрены в будущие годы, не только в 22, там в 23, 24 сдвигать «влево» для того, чтобы быстрее реализовывать. Поэтому мы программу по переселению из аварийного жилья будем реализовывать теми же темпами, но стараться быстрее. Тут главное, у этой программы есть 2 стороны медали. Одна – мы безусловно, расселяем людей. А другая – вот таким большим объемом расселения мы там «подогреваем» рынок. Недвижимость и цены там «подогревает». Поэтому мы сейчас уже перешли в режим не только покупки, но и строительства жилья для расселения. То есть не только скупаем на рынке, но еще и начинаем заново строить. Вот поэтому программа реализуется в полном объеме, никаких ограничений, задержек, какого-то там снижения темпов или чего-то еще, повторюсь, даже денег добавляют.

ПОДДЕРЖКА ЛПХ

Ведущий: Следующий вопрос. Не представились. Вы давали поручение, Алексей Самбуевич, социальным учреждениям заключать договоры на покупку местных продуктов для обеспечения. Какие меры поддержки предусмотрены для развития личных подсобных хозяйств. На что могут рассчитывать наши местные производители?

Алексей Цыденов: Я уже говорил, еще раз расскажу. Первая – это сейчас поддержка семенных фондов и сейчас с районами отрабатываем как это все сделать. Опять же эти пресловутые «куры-несушки». Но помимо этого, еще у нас личные подсобные хозяйства это те, которые сами возьмут для себя статус самозанятых, просто зарегистрируются на сайте налоговой инспекции, получат статус «самозанятых», то они могут попасть по программе  субсидирования, там уже и по технике и прочими вещами всем. Плюс мы поддерживаем СПОКИ, сельхозпотребительскую кооперацию, вот если ЛПХ объединяется в СПОКИ там уже идет субсидия на приобретение оборудования перерабатывающего, там мясоперерабатывающего для переработки молока и так далее. И это можем поддерживать. Поэтому вариантов на самом деле много. Главное – выбрать какой-то из приемлемых вариантов, по этому направлению идти, и мы готовы поддерживать.

Ведущий: Кстати, интересный же проект «куры-несушки», да? По очень доступной цене именно для жителей районов, сельской местности продают кур-несушек. А планируется может еще что-то подобное?

Алексей Цыденов: Мы еще смотрели поросят, если честно. Но из-за вот такого повышенного режима по ЧС на африканской чумы свиньи. То есть ветеринария нам по поросятам пока не согласовала. Вот поэтому от этого проекта отошли. Пока остановились на курах-несушках.

Ведущий: Ну дай бог, чтобы они помогли, этот проект.

Алексей Цыденов: Он на самом деле, в нем много подводных камней, тоже надо понимать, мы понимаем о том, что, когда входили в него, что кто-то получит куриц, кто-то не получит. И будут там люди в том числе и недовольные. Вот у нас сейчас ДНТ и СНТ говорят: «Почему нам не даете?» Курицы - это все-таки такое непростое содержание, потому что много помета сразу. Помет не относится к ТКО, который Экоальянс вывозит. То есть его надо отдельно утилизировать. Если в деревне есть там огород и его можно на удобрения пустить, то ДНТ, СНТ это не всегда есть. Но мы все-таки шли, в первую очередь, по личным подсобным хозяйствам, а не просто частный дом. Это немножко другая ситуация. Мы понимаем, что у нас куриц 10 тысяч, а сельских жителей 400 тысяч. Вот поэтому все-таки такая ограниченная программа. Плюс там вопросы доставки есть и там о содержании этих куриц. Но все равно, нет ничего там такого слишком уж сложного, с районами отрабатываем и логистическую схему, как перевозка там доставка и все остальное.Определили на май, почему на май, сейчас холодно еще, период линьки, они там почти голые и надо, чтобы погода устоялась. И когда погода устоится, тогда мы их раздадим.

СНТ и ДНТ

Ведущий: Надежда Федорова пишет: Здравствуйте, решите пожалуйста вопрос по электроэнергии в СНТ и ДНТ Заиграевского района, нет управляющей компании. Вообще, у нас сейчас проблема в СНТ, ДНТ с электроснабжением актуальная, особенного в городе Улан-Удэ.

Алексей Цыденов: По наиболее массовым СНТ и ДНТ мы решение приняли, выделили 50 млн рублей на то, чтобы эти сети приводить в порядок. Сети без хозяина, которые находятся. Здесь, все-таки, СНТ, ДНТ, здесь надо подчеркнуть, у нас тоже руки, на самом деле, связаны, поскольку это частная собственность. Все это, так назовем, товарищества – дачные, садовые, садоводческие товарищества. И вся инфраструктура содержится за счет самих товариществ. И принять решение, чтобы электрическую сеть можно было передать Бурятэнерго или муниципалитету должно само товарищество собраться и принять такое решение. Если оно бесхозное, его все равно нужно оформить. А чтобы оформить, нужно, чтобы товарищество собралось и такое решение приняло. Тогда бы Бурятэнерго или муниципалитет забрал бы на себя эту сеть и после этого можно как-то в нее вкладываться. По городу такая работа ведется и соответственно, мы можем деньги выделять и дальше работать. Поэтому здесь должно быть двухстороннее движение, здесь не только нужно говорить о проблеме.

Пользуясь случаем хотел бы к жителям СНТ, ДНТ обратиться, не надо только писать, что проблема есть, но и решать ее и в любом случае надо совместно. От вас нужно действие, вы должны собраться и своим товариществом принять решение «Заберите эту сеть, мы вам ее предаем». Зачастую, люди собираются и принимают решение такое: «мы вам сеть не передадим, вы ее у нас купите». Еще и большой ценник выставляют. Здесь уже возникает вопрос, вам помощь нужна или вы хотите денег заработать? Но, на самом деле, такие случаи редкие, но они есть. Поэтому здесь нужно, чтобы ДНТ и СНТ синициировали процедуру передачи этих сетей, тогда эта сеть уже будет на балансе Бурятэнерго или муниципалитета, тогда уже можно будет уже с ней что-то делать.

Понимаю, что в СНТ, ДНТ сейчас много накопившихся проблем. Понимаю, что легко сказать: «уважаемые товарищи, это все ваши проблемы, вы же ДНТ, СНТ, вы же сами все купили, понимали куда шли, понимали, что это не поселение, а частное товарищество и все вопросы они ваши». Но с учетом того, что у нас это уже по факту становится населенным пунктом, а не именно дачей, то есть у людей в СНТ, ДНТ это у них единственное жилье, а не летний домик. Поэтому вопросы решать надо и сейчас мы целую программу разрабатываем по ДНТ, СНТ. Она огромных денег стоит. Это касается и вопросов электроснабжения и состояния дорог. Опять же, чтобы дороги зайти делать, у нас, ну, нет права, на самом деле. М ы в режиме ЧС можем заходить. В том же Иволгинском районе в прошлом году в СНТ и ДНТ заходили и отсыпку делали. Когда нет режима ЧС, нет законных прав бюджетные деньги вкладывать в частную собственность.

Поэтому мы смотрим вопрос как переводить уже ДНТ, СНТ в режим населенного пункта, ИЖС, так называемые, чтобы появлялись хотя бы права, чтобы была возможность бюджетными деньгами вопрос какой-то решать. Повторюсь, так и дороги надо делать, и грейдирование. Сейчас особенно, когда снег тает, еще дождь прошел. Во многих ДНТ не очень хорошее состояние дорог, если так мягко выразиться. И электроснабжение, и социальные объекты надо делать. Мы сейчас на Левый берег пошли, амбулатории начали ставить, спортивные объекты стали ставить, детские площадки. Детские сады и школы строим с привязкой уже к населению ДНТ, СНТ. Но проблем гораздо больше, мы понимаем и с этим будем работать и потихоньку все равно их решать.

ПОЖАРООПАСНЫЙ СЕЗОН

Ведущий: Еще один вопрос – какова пожарная обстановка? Уже были первые пожары или нет?

Алексей Цыденов: Были уже первые пожары. Площадь маленькая, по количеству пожаров также меньше, чем в прошлом году пока идем. Пока природа помогает. Уже ввели особый противопожарный режим, уже профилактические отжиги запрещены.  До того, как противопожарный режим не был введён, мы еще вели профилактические отжиги. Сейчас уже это запрещено проводить. Силы и средства у нас развёрнуты, подготовлены. Нам Рослесхоз России федеральных денег в этом году дал ровно в 2 раза больше, чем в прошлом году на борьбу с пожарами: для авиалесомониторинга, наземного патрулирования и на борьбу с пожарами в целом. В 2 раза больше денег дали. Поэтому надеемся, что пройдём с минимумом. В прошлом году у нас тоже был исторический минимум по пожарам. Они прошли 2 тысячи гектаров. Если раньше - сотни тысяч, то в прошлом году всего 2 тысячи гектаров. Но опять же, повторюсь, это был исторический минимум пожаров в прошлом году. Это как природный фактор, так и, безусловно, профилактическая работа. Очень много у нас профилактической работы ведётся. У нас более 3 тысяч км минеральных полос, 14 тысяч км - маршруты патрулирования. Стоят у нас видеокамеры на вышках сотовой связи, которые лес мониторят. Как только дымок где-то появился, сразу передается сообщение, идет реагирование и так далее. То есть, мы к пожарам готовимся и все превентивные меры профилактики принимаем, для того, чтобы их не было. Важно, чтобы все люди к этому относились ответственно: не было сельхозпалов, не было пала сухой растительности, мусор на участках не жгли, как обычно у нас бывает. Мусор в выходные сгреб, ботву, решил сжечь, ветерок и загорелась… Здесь совместное должно быть движение: и наше, и людей непосредственно.

Ведущий: Можно вопрос задать. Владимир Шапеев: идёт строительства жилого комплекса в посёлке Зелёном, зарплату не выдают с февраля месяца можете решить эту проблему

Алексей Цыденов: Взял в работу.

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Ведущий: Мы говорили с Вами о локальной экономике, о личных подсобных хозяйствах. Если говорить о большой, скажем так, общей, в Бурятии последние годы демонстрировала высокие темпы роста производства, высокий уровень инвестиций. В связи с санкциями сейчас можно говорить о развитии дальше или паузу можно поставить?

Алексей Цыденов: Пока мы уверенно смотрим вперёд. У нас все крупные проекты, которые начали реализовываться, они продолжают реализовываться. Крупнейший проект у нас - это Озёрный ГОК. Там всё реализуется, все работает в полный рост, ничего не останавливается ни на один день, поэтому высокая уверенность в том, что всё будет доведено. Наш Эгитинский ГОК, который запустился, работает. Проект по Наранскому ГОКу тоже реализуется. Наши проекты производственные - у нашего Авиационного завода на этот год производства больше, чем в прошлом году.  Наш Локомотиворемонтный завод - с учётом того, что сейчас все грузопотоки поворачиваются на восток, на него нагрузку больше идёт. И импортозамещение растёт. Теплоприбор (прим. "Энерготехномаш"):  импортная компания, которая аналогичную продукцию представляла, ушла. Соответственно, мы понимаем, что у них будет больше спрос. Улан-Удэстальмост тоже ждёт модернизацию завода на то, чтобы больше количества продукции выпускать. Металлоконструкции нужны, мостовое строительство, безусловно, тоже. То-есть, наш Улан-Удэстальмост заказывал большую часть. Требуется модернизация, кадровое усиление, и у нас не хватает кадров сейчас, это тотальная проблема, на самом деле. То есть, все крупные проекты – Хиагдинское месторождение, тоже они у нас реализуются. И Селенгинский ЦКК, Байкальская лесная компания – у них есть явно вопросы с логистикой, вот, но в целом тоже все достаточно устойчиво работает. Поэтому мы пока, надеюсь, так и будет.

У нас один проект сейчас – модернизация центральной части города. Вот, но там вопрос встал с переселением. Там большое количество людей, необходимо инициировать переселение. Причем мы даже переселить не можем, как там в рамках аварийного жилья переселяют, а по оценочной стоимости жилья. Понятно, что они не в хибары там деревянные, а оценочная стоимость 300 тысяч. Какую квартиру взамен человек сможет за 300 тысяч рублей купить? Никакую. Поэтому вопрос  этот надо наконец решить, и как он решится, мы дальше также пойдем. То есть у нас есть вопросы, связанные с переселением. Как этот вопрос переселения будет решен, как мы поймем, как справедливым образом это сделать, вот, тогда и с этими проектами всё пойдет дальше. Все остальное у нас пока все работает.

ТУРИЗМ

Ведущий: Можно ли ждать каких-то плюсов от санкций?  Я поясню, допустим, границы с Европой у нас будто бы закрыты, и туристы к нам, возможно, пойдут?

Алексей Цыденов: От санкций можно ждать плюсов. К туризму мы сейчас подойдем, это вообще отдельная тема. Исчез импортный конкурент, открылись новые рамки. Импортозамещение требует большого количества товаров и продукции, и это такой шанс для наших предприятий. То есть те санкции, которые для нас вводились, еще с 2014-го года, разные, они, в первую очередь, стимулируют нас как раз по сельскохозяйственной отрасли. Вот сейчас мы первые экспортеры в мире по зернам. Не производители, но экспортеры мы первые. То есть там, где нас санкции зажимали, там у нас образовалось собственное производство. Сейчас нас будет зажимать по авиастроению, по самолетам мы собственное авиастроение разовьем.

А то, что касается туризма, безусловно, вице-премьер Чернышенко Дмитрий Николаевич сказал, что у нас «ренессанс туризма». Внутренний туризм, безусловно, вырастет, и спрос на Байкал точно высокий. И у нас все госпроекты, которые касаются гостиничных комплексов заявляются новые инвесторы, и мы понимаем, что такая тенденция долгосрочная.  И мы, наконец-то, сможем построить нормальные гостиничные комплексы, экологичные, чистые, без нагрузки на природу, конечно, с сервисом и хорошими условиями. Причем мы же понимаем, что подразумевается разная ценовая доступность: дорогие гостиницы для дорого туриста. Многие сейчас по глэмпингам также работают, - объектам, которые доступны для широкого круга лиц. И в этом году, буквально на прошлой неделе, подтвердили 300 млн на субсидирование строительства для туризма – домиков. Наши ведь уже заявились – наши туроператоры, хозяева гостевых домов, о том, что они готовы вкладываться, строить, чтобы получать субсидию. А субсидия покрывает 50% от стоимости. То есть, ты построил конкретный домик, тебе 50% государство компенсировало, пожалуйста – всё, принимай туристов. Это, во-первых, поддержка государственная, во-вторых, спрос очень высокий, и мы понимаем, что сейчас в туризме есть ниша.

Ведущий: Тем более есть еще субсидированный туризм

Алексей Цыденов: Да, есть еще кешбэк. Президент сказал, по Дальнему Востоку кешбэк увеличить. Причем кешбэк, плюс у нас там понятно, что у нас  новые направления по авиасообщению появились, дальневосточные компании летают в Хабаровск, Красноярск, Владивосток, Новосибирск. У нас открыто 16 направлений. Так что добро пожаловать в Бурятию.

СТРОИТЕЛЬСТВО ШКОЛ

Ведущий: Я предлагаю вновь вернуться к вопросам, которые приходят к нам от пользователей сети Интернет, где мы в прямом эфире работаем. Коровкина Баярма пишет: Добрый день, Алексей Самбуевич, будет ли строительство новой школы, Баргузинский районе, село Баянгол. Одна надежда на Вас, Алексей Самбуевич, сил и терпения Вам и Вашей команде.

Алексей Цыденов: У нас пока в Баянголе, насколько я помню, нет в проекте. Если честно, я уже путаюсь. Мы детских садов настроили уже почти три десятка, школ уже 18 построили и 17 еще строят. У нас Иволгинский, Тарбагатайский район, Улан-Удэ, Еравнинский район, Закаменский район, в Оке мы строим, в Курумкане строим, Кабанском районе строим. В Баргузине строим – не скажу. Но я посмотрю.

Ведущий: Да, есть такая необходимость. Следующий вопрос: в этом году обещают открыть еще одно здание школы.

Алексей Цыденов: Не назвал еще - Хоринский и Кижингинский район у нас в планах. А то люди скажут: «не назвал». 




Анонсы

Контакты


Приемная Комитета по информационной политике Администрации Главы РБ и Правительства РБ
тел: +7 (3012) 21-36-89
Отдел по работе с обращениями граждан Администрации Главы РБ и Правительства РБ
тел: 8 (3012) 21-40-75;
Пресс-служба Главы Республики Бурятия и Правительства Республики Бурятия
тел: 8 (3012) 21-33-15